"Восемь лет сражаюсь с властью Курска": 90-летняя труженица тыла обратилась к Путину

22 Июня 2021

Прокуроры, администрация и следователи несколько лет словно издеваются над пожилым инвалидом и ее дочерью, самым циничным образом отказывая им в законном праве на жилье.



Фото: личный архив. Татьяна Сергеевна и Галина Максимовы.

Два трупа, уголовное дело, несколько попыток лишить инвалида единственного жилья. Это лишь краткая хроника происходящего в небольшом селе по соседству с городом воинской славы Курском.


Дом на троих


«Уважаемый Владимир Владимирович! Искренне благодарю Вас за поздравление и пожелания к празднику Победы. Очень хочется верить в искренность Ваших слов. Только как их увязать с тем, что происходит в моей жизни уже более 10 лет?» – так начинается обращение жительницы Курска Татьяны Максимовой к президенту России.

В 1941-м ей было 10 лет. Во время войны ее отец, Сергей Ильич, воевал за Родину. А Татьяна с мамой, Екатериной Ниловной, работали от зари до зари и как могли помогали фронту – вносили средства в Фонд обороны, собирали деньги на формирование военных подразделений, посылали подарки бойцам и командирам... Сами при этом голодали.

После войны Татьяна Сергеевна стала сельским учителем. Муж умер довольно рано, и ей пришлось в одиночку поднимать двоих детей. По словам Татьяны, семье было очень тяжело, но оказалось, что самое страшное и непредсказуемое ждало их впереди.

Ее дочь Галина, когда выросла, работала в той же школе, что и мать – учителем биологии. Она инвалид-колясочник. В 1973-м Галина получила жилье в многоквартирном доме в селе Введенское. Это был так называемый дом учителей неподалеку от школы – в советские годы работникам этой профессии выделяли жилье. А в сельской местности – еще и с участком.

– Многоквартирный – громко сказано. Наш дом всего на три квартиры, – рассказала «Собеседнику» Галина Максимова. – Во второй квартире соседи довольно часто менялись, жили не только учителя. А в третьей с самого заселения этого дома жил директор школы. После него там жили тоже учителя, а потом, в нулевых, из нее неожиданно сделали школьную столовую.

Это было очень странным решением местных чиновников (Максимова свою квартиру приватизировала еще в начале 1990-х, а остальные две, по ее словам, принадлежали администрации села): к тому моменту дом уже стал аварийным, и детям было опасно там находиться.

– Стало известно, что у дома есть повреждения, причем довольно серьезные, – объясняет Галина. – Я побоялась, что столовая просто рухнет и дети погибнут. Говорила чиновникам: «Вы что, сумасшедшие?» В итоге нам удалось добиться, чтобы столовую убрали отсюда.



Фото: личный архив. За 50 лет в доме стало невозможно жить.

Ремонт, которого не было


В 2001-м мама Галины тяжело заболела и потеряла зрение. Дочь вынуждена была переехать к ней в Курск, чтобы быть рядом на время сложных операций и долгого процесса восстановления.

Тем временем с ее участком стали происходить странные вещи. Оказалось, что администрация Шумаковского сельсовета Курского района выделила принадлежащий Максимовой кусок земли под строительство газовой отопительной системы и теплосети для школы.

– Разные люди требовали от меня, чтобы я отдала этот участок, поскольку он прилегал к школьной территории. Но всякий раз я отказывалась. И тогда всю землю на участке разворотили и завалили мусором. Сейчас там около метра всякого шлака, отходов, угля – все это высыпали на моем участке. Пользоваться им стало нельзя. Я поняла: то же самое ждет и квартиру, – рассказывает Галина.

Женщина обратилась в Курский районный суд с требованием привести территорию в надлежащее состояние. Независимая экспертиза оценила нанесенный чиновниками женщине ущерб в 292 тыс. руб. По ее результатам, кстати, выяснилось, что и здание не соответствует градостроительным, строительным, противопожарным и санитарным нормам и правилам.

Однако суд первой инстанции Галине в иске отказал. При этом удовлетворил встречный иск чиновников о признании недействительным межевого плана земельного участка инвалида-колясочника.

Но справедливость восторжествовала в вышестоящей инстанции, которая отменила это решение и обязала чиновников провести ремонт в квартире женщины. Казалось бы, победа! Но на этом проблемы Галины отнюдь не закончились.

– От меня потребовали, чтобы я передала ключи главе администрации для проведения ремонтных работ. В итоге квартиру мне просто разгромили: заселяли туда узбеков, а по ночам, жаловались соседи, там кто-то бывал... Я же все это время жила у мамы и ничего не знала о происходящем, – говорит наша собеседница.



Фото: личный архив. Отремонтировано...

«Ремонт» потянул на дело


Вернувшись домой, женщина пришла в ужас: лестница на пороге оказалась полугнилой, утеплитель на стене отсутствовал, фундамент не укреплен, а электричество и вовсе было проведено из старых проводов. Но по документам ремонт был сделан и обошелся аж в 400 тыс. рублей!

Работы обязаны были контролировать судебные приставы из Курской области. Казалось бы, те должны были сразу заметить, что качество работы не соответствует заявленной сумме. Но нет – пристав по фамилии Дорохина в 2015-м закрыла исполнительное производство – «ввиду его фактического исполнения». Через несколько месяцев суд признал это решение незаконным. Но, как ни странно, два года спустя аналогичное постановление вынесла уже другой пристав – Лохматова. Остается только гадать, откуда у них открылась вдруг такая слепота.

Максимова вновь обжаловала это решение: ведь жить в этом доме было невозможно и даже опасно. И суд вновь с ней согласился. Все это время Галина писала жалобы в Генпрокуратуру и Следственный комитет. Наконец, в 2020-м подтвердилось то, о чем все давно догадывались: часть выделенных на ремонт денег была попросту украдена.

«Было установлено невыполнение отдельных видов работ и завышение объемов по отдельным видам работ, усиление фундамента методом цементации не проводилось, работы с фактической установкой нового кровельного материала не проводились, утепление чердачного покрытия не проводилось», – говорится в постановлении о возбуждении дела.

В апреле 2020-го было возбуждено уголовное дело о мошенничестве в крупном размере (ч. 3 ст. 159 УК РФ). Но подозреваемых по нему до сих пор нет. Найти, кто вор, кажется, правоохранителям не под силу: по мнению следствия, к этому причастны «неустановленные сотрудники администрации».

– Начальник следственного управления сказал мне, что дело взято на контроль, они будут этим заниматься. Но сейчас есть опасения, что дом попросту может обрушиться. 8 лет мы воевали с прокурорами, с администрацией, следователями, доказывали свою правоту. Теперь уже и доказывать нечего, – вздыхает Максимова.

А ее 90-летняя мать по-прежнему ждет ответа от Владимира Путина, которому направила свое письмо:

«Уважаемый президент, что происходит в нашей стране? Что происходит у вас за стенами Кремля? Сколько еще нам с дочерью проявлять несгибаемую силу духа и мужества в борьбе за право жить, за свою честь и достоинство? Мне уже 90 лет. Я надеюсь, учитывая мой возраст, получить от Вас лично ответы на мои вопросы. С уважением труженик тыла, ветеран труда, инвалид I группы Максимова Татьяна Сергеевна».



Фото: личный архив. Этот «ремонт» обошелся в 400 тыс. рублей.

Первые жертвы старого дома


В январе этого года дом унес первые жизни. Зимним вечером в здании неожиданно загорелась кровля. В результате погибли два человека. В одной из трех квартир жили бывший ученик Галины Максимовой и его подруга. Мужчина был признан недееспособным, но вместо полноценной квартиры ему предоставили часть старого дома. Что это было – случайность или преднамеренный поджог, – до сих пор неясно. В пресс-службе МЧС по Курской области сообщили: предположительная причина возгорания – «неосторожное обращение с огнем при курении».

Максимова писала свои жалобы в разные инстанции, вплоть до президента, но в 99% случаев обращения спускали на районный уровень.

А вот несколько лет назад женщине прилетел совсем уж неприятный «ответ» – на сайте Avito было размещено объявление о продаже ее участка и квартиры. Разумеется, сама она ничего продавать не собиралась.

«Собеседник» направил запросы в Следственный комитет и прокуратуру.

  • «Собеседник» обратился за комментарием в Шумаковский сельсовет. Там нам ответили, что дом не был признан аварийным, а инвалид там якобы не живет с 2003 года.
  • «Сейчас идут суды, и они решат, кто прав, а кто виноват», – заявила глава сельсовета Наталия Бобынцева.
  • На вопрос, действительно ли некие сотрудники администрации похитили деньги, выделенные на ремонт, она ответила: «Я не знаю, о чем вы говорите. Меня на допросы никто не вызывал».
Если Вы желаете оказать нашему изданию посильную материальную помощь, нажмите кнопку «Поддержать журнал», которую Вы увидите ниже, пожертвовав сумму, которую Вы посчитаете нужным. Благодарим заранее!
Поддержать журнал
ДЛЯ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ПУБЛИКАЦИИ ПО СОЦИАЛЬНЫМ СЕТЯМ, ЖМИТЕ НА ЭТИ ЗНАЧКИ



Текст сообщения*
Загрузить изображение